Центральная научная библиотека имени Якуба Коласа Национальной академии наук Беларуси

Якуб Наркевич-Иодко

Яков Оттонович Наркевич-Иодко, портрет

Путь в науку

Яков Оттонович Наркевич-Иодко родился 27 декабря 1847 года в имении Турин на берегу Свислочи. Его мать Анеля Яковлевна слыла натурой необычайно образованной, и уговорила мужа выписать для сына лучших учителей. Яков с раннего возраста отличался живым умом и любознательностью, его одинаково интересовало все: литература и музыка, медицина и философия, гуманитарные и естественные науки. Он рано освоил французский язык и впоследствии в совершенстве им владел, талантливо играл на фортепиано.

В 60-х годах юноша поступил в Минскую губернскую классическую гимназию. Стены этого учебного заведения подарили нам множество именитых белорусов. Выпускниками её были академик Ефим Карский, писатели Ядвигин Ш. и Янка Лучина. В 1867 году Наркевичу-Иодко была присуждена степень бакалавра наук, но все же первая известность пришла к нему именно как к пианисту и композитору. В этом качестве и состоялась его первая поездка по Европе. Выступления Наркевича-Иодко пользовались успехом, пианист, как писали в то время, получал «благосклонные отзывы различных коронованных особ». Якоб постоянно совершенствовал свое мастерство и одно время занимался в Парижской консерватории.

В 1868 году Наркевич-Иодко возвращается в Российскую Империю и поступает на службу в Московское Дворянское собрание. Одновременно он дает бесплатные уроки в женской гимназии для бедных горожан. Но уже в 1869 году Яков готовится к новой поездке в Западную Европу, на сей раз для того, чтобы погрузиться в мир большой науки.

Наркевич-Иодко успешно поступил на врачебное отделение Парижского университета. Учеба давалась легко, Яков познакомился с научной элитой Парижа, получил рекомендации в практически все научные сообщества и академию наук. Кроме того, он находил время посещать Италию, встречаться с ведущими врачами в их клиниках.

В 1870 году началась Франко-Прусская война. Во время блокады Парижа в городе начался голод. Наркевич-Иодко добывал себе пропитание, давая уроки музыки. И в осажденном городе искусство все еще было востребовано. Как только появилась такая возможность, Яков Оттонович немедленно вернулся на родину с документами о прохождении учебного курса медицины, рекомендациями от Парижской академии наук.

Усадьба Наднеман, рисунок Наполеона Орды

Родное имение Яков застал в упадке, но довольно быстро привел вверенный ему фольварк Оттоново в порядок, раздал все долги. Энергичные действия нового хозяина сперва встречали сопротивление у крестьянства и соседей: ученый упрямо не желал следовать традиционному укладу, и налаживал хозяйство на европейский лад. Наладив свои финансовые дела, Яков Оттонович в 1872 году женился на дочери помещика из Слуцкого уезда — Елена Адамовне Песляк. Брак их продлится 33 года, до самой смерти ученого.

Наконец, пришло время полностью посвятить себя науке. Как и все ученые своего времени, Яков Оттонович отличался широтой взглядов. Интерес к изменениям погоды и климата, вполне естественный для землевладельца, у него выходил далеко за рамки простого ведения хозяйства. Процессы в воздухе и почве, влияние атмосферного электричества на рост растений и здоровье людей — все эти вопросы вытекали друг из друга и рассматривались ученым комплексно.

Метеорология

В 1884 году Наркевич-Иодко строит в своем фольварке Оттоново метеорологическую станцию, которая удостоилась положительных отзывов столичной комиссии. Специалисты высоко оценили точность измерений, а сам ученый в 1886 году становится членом-корреспондентом Петербургской академии наук с обязательством перманентно вести наблюдения.

В 1888 году, после кончины отца, Яков Оттонович становится полноправным хозяином усадьбы «Наднеман». Получив во владение 4,5 тысячи десятин земли, он становится одним из крупнейших землевладельцев Минской губернии. Метеостанция переносится ближе к берегу Немана, ученый оборудует в подвале усадьбы и на вершине башни лаборатории, закупает и конструирует новые приборы.

Такими приборами пользовался Наркевич-Иодко (Узденский историко-краеведческий музей)

Наркевич-Иодко предложил оригинальный способ измерения скорости облаков, и продемонстрировал петербургским ученым соответствующий прибор на основе камеры-обскуры. Для измерения влажности почвы ученый сконструировал лизиметр, который позволял определять влажность на глубине до 3 метров. Метеорологи России высоко оценили прибор, признав его исполненным чрезвычайно качественно, а результаты измерений — очень точными.

За конструкцию метеостанции её владелец получил бронзовую медаль на юбилейной выставке сельского хозяйства в Минске, а за свой вклад в метеорологию был награжден медалью Русского географического общества и орденами Святой Анны и Святого Станислава.

В то же время Наркевич-Иодко начинает участвовать в собраниях Общества сельских хозяев Петербургского университета и обретает известность в ученых кругах столицы. Именно на этих собраниях он и прочитает свои знаменитые доклады, выходящие за рамки обычного сельского хозяйства.

Градоотводы и электрокультура

Градоотводы (молниеотводы) в имении Иодко были известны более 30 лет. Сами по себе они не были технической новинкой, но Яков Оттонович разработал собственную систему их размещения на полях и обосновал принцип действия теоретически. Градоотвод Наркевича-Иодко — медный стержень, соединенный соломенной веревкой или тонкой проволокой с оцинкованной пластиной, размещенной в земле. Расставлялись по полям они в шахматном порядке по одному на две десятины.

Опираясь на результаты многолетних наблюдений, исследователь предположил, что электричество накапливается в тучах в результате конденсации водяных паров. Молния — непосредственный результат разряжения электричества. Устранив причину возникновения грозы, снизив напряжение атмосферы, можно предотвратить грозу и, как её следствие, град, считал ученый. И его наблюдения, и слова местных жителей подтверждали, что такие поля никогда не побивал град.

Приблизительная схема работы изобретений Иодко. На одном рисунке объединены электрографическая лаборатория, градоотводы и грозоотметчик

На этом опыты Наркевича-Иодки не заканчивались. Электричество из атмосферы уходило в землю, действовало на растения и на почву вокруг них. Попытки стимулирования растений электричеством предпринимались и раньше по всему миру, их помещали в специальные ящики и подключали к источникам тока. Яков Оттонович же использовал бесплатное и, как тогда считала наука, природное, «естественное» электричество, и опыты проводил в невиданных до него масштабах.

В своих выступлениях 1892 и 1893 годов исследователь ознакомил членов Петербургского общества сельских хозяев со своим методом, предоставил образцы. Результаты, достигнутые на опытных полях, заинтересовали не только специалистов, об успехах помещика много писали в прессе, а на сельскохозяйственной выставке в Вильно Наркевичу-Иодко выделили целый павильон.

Авторитетные ученые А. И. Воейков и А. В. Советов посещали имение «Наднеман» и положительно отзывались о применении Наркевичем-Иодко электричества в агротехнике. Эксперименты в этой области продолжаются до сих пор, хотя широкого распространения электрокультура не получила.

Электрография

Опыты с электричеством привели Наркевича-Иодко к мысли, что живые организмы это своеобразные электрические машины. Они не только могут поглощать электричество из воздуха, но и излучают его. Наблюдая за растениями, ученый предположил, что электрические явления — неотъемлемая часть биологических процессов.

Электрографический снимок листьев растений Электрографический снимок ладони здорового человека

В поисках способа запечатлеть распределение в пространстве электрических сил исследователь изобрел прибор, позволяющий получать на фотопластинке испускаемое телом электричество. Один полюс катушки Румкорфа он подключил к расположенному на вершине башни молниеотводу, второй — к электроду, помещенному в стеклянный сосуд с подкисленной водой. Взяв этот сосуд в руку, испытуемый ненадолго прикасался к чувствительной пластинке. Полученный негатив можно было использовать для печати фотографии.

Свою электрографическую лабораторию Наркевич-Иодко обустроил в подвале имения в 1891 году, а официально результаты своих исследований представил в 1892 году перед комиссией специалистов Института экспериментальной медицины. Электрография принесла ему всемирную известность, уже через год об отрытии Наркевича-Иодко знали и в Европе, ученый выступал с лекциями в Берлине, Вене, Париже, демонстрировал свои снимки.

Пальцы спокойного и взволнованного человека отличаются друг от друга

Яков Оттонович не просто получал снимки, а сопоставлял полученные изображения между собой. Отпечатки ладоней здорового и больного человека светились по-разному, так же отличались отпечатки спокойного и взволнованного человека. Снимки спины парализованных людей светились менее ярко, чем у здоровых. В коллекции исследователя было полторы тысячи снимков.

Метод фотографирования Иодко вызывал интерес не только как диковинка, нучный мир с интересом прислушивался к гипотезам ученого. Вершиной признания его заслуг стало торжественно присвоение ему звания профессора электрографии и магнетизма в Париже.

Электричество в медицине

В 1892 году Наркевич-Иодко стал директором собственного санатория. Ученый разработал уникальную систему бесконтактной электротерапии, получившую известность в Италии как «Система Иодко». К организации лечения доктор подходил очень осторожно, прекрасно понимая опасность неправильного применения электрических токов. Для диагностики больных применялась электрография.

Реклама санатория Наркевича-Иодко

В санатории практиковались воздушные, солнечные и электрические ванны. Большое внимание Наркевич-Иодко уделял здоровому образу жизни и гигиене: свежий воздух, гимнастические процедуры, вода из подземных источников. Скорее всего, на территории усадьбы находились минеральные источники, не сохранившиеся до нашего времени. Для лечения грудных болезней использовался кумыс, в имении специально завели небольшой табун кобылиц, а из Башкирии пригласили опытных специалистов. Готовился напиток с размахом — за сезон продавалось до трех тысяч бутылок, а еще около 2 тысяч местным крестьянам раздавали прямо у ворот усадьбы.

Наркевич-Иодко, как член-сотрудник Института прикладной медицины в Петербурге, регулярно отчитывался о своих достижениях, выполнял врачебные поручения по заданию института. Как медик он пропагандировал здоровую жизнь и среди крестьян. Кроме раздачи кумыса, организовывал фельдшерские пункты, проводил бесплатную вакцинацию людей и скота.

Регистрация радиосигналов

В 1980 году на своей метеостанции Наркевич-Иодко применил для предупреждения грозы некий сконструированный им грозоотметчик, своего рода ранний радиоприемник. Точная конструкция прибора неизвестна, но в сообщении, опубликованном ученым в Метеорологическом вестнике, он описывает регистрацию грозы с помощью телефонной трубки, в которой слышны «характеристические щелчки».

Ученый ясно представлял себе электрическую природу этого явления. Разумеется, от обнаружения явления до конструкции радиоприемника лежит долгий путь, и Наркевич-Иодка не претендует на лавры изобретателя радио. Но свой вклад в это коллективное достижение науки он внес. В июне 1890 года исследователь впервые в мире принял радиосигнал.

Последние годы и наследие ученого

В 1904 году Яков Оттонович Наркевич-Иодко отправился в очередную заграничную поездку. К тому моменту он был болен, но, несмотря на все рекомендации врачей, снова посетил Италию. Внедренная им техника электротерапии и электромассажа продолжала здесь с успехом применяться. В январе 1905 года ученый возвращался на родину. В Вене состояние его ухудшилось, и 6 февраля он скончался. Похоронен Яков Оттонович был на фамильном кладбище в своем имении Наднеман. В 2002 году на этом месте установлен памятный валун.

Памятный валун в месте погребения Наркевича-Иодки (Фото Евгения Песецкого)

К сожалению, имя выдающегося ученого и его достижения были забыты. Богатая библиотека ученого и научная аппаратура бесследно исчезли, усадьба была разрушена во время Великой Отечественной войны. Возвращение памяти об ученом началось только в 80-е годы прошлого века силами энтузиастов.

Электрография была заново открыта в 50-е годы, и сейчас более известна под названием «эффект Кирлиан». К сожалению, часто этот эффект используется в качестве доказательства существования «биополя» или же «ауры», а различные шарлатаны часто используют образ Наркевича-Иодко в своих целях.

Сам же Яков Оттонович отличался редкой осторожностью в суждениях. Он никогда не спешил громко заявлять о своих открытиях, и только после получения много раз проверенных результатов представлял гипотезы на суд научного сообщества, не скрывал неудач, и стремился на них учиться. По своему воззрению исследователь был материалистом и не пытался объяснить свои результаты какими-то неизвестными явлениями. В его понимании все регистрируемые процессы подчинялись законам физики и имели объяснение, обусловленное уровнем науки того времени. О существовании элементарных частиц и об истинной природе электричества тогда еще не было известно.

Биобиблиографический указатель Яков Оттонович Наркевич-Иодко

Публикаций Наркевича-Иодко сохранилось очень мало. Большинство информации об ученом известно из изданной в Париже книги о нем, и из воспоминаний современников. Результаты исследований доступны в виде публикаций в периодических изданиях и альманахах того времени. Наиболее полный список литературы об этом уникальном человеке, архивных документов и публикаций в прессе содержится в биобиблиографическом указателе, который был издан в 2010 году при активном участии Центральной научной библиотеки.